Европейская правда

АВСТРИЯ ВЫБРАЛА ПАРЛАМЕНТ. КТО БУДЕТ ПРИНИМАТЬ АНАЛЬГИН?

АВСТРИЯ ВЫБРАЛА ПАРЛАМЕНТ. КТО БУДЕТ ПРИНИМАТЬ АНАЛЬГИН?
АВСТРИЯ ВЫБРАЛА ПАРЛАМЕНТ. КТО БУДЕТ ПРИНИМАТЬ АНАЛЬГИН?


Необходимое введение
Австрия – уникальная страна. Находясь в центре Европы, на пересечении множества разных культур и олицетворяя собой исключительный опыт преобразования имперского прошлого в один из эталонных образцов западной демократии, она смогла стать образцом лояльности, благополучия, нейтральности и всех других мыслимых добродетелей, с которыми ассоциируется уверенность в завтрашнем дне. После крушения Австро-Венгерской империи, Австрия лишь эпизодически попадала в поле зрения мировых новостных агентств, оставаясь десятилетиями культурной столицей Европы и местом переговоров для тех, кто не мог достичь согласия.
Обычно, температура австрийской политической жизни повышалась не из-за внутренних, а исключительно внешних проблем – тогда, когда возникала угроза (пусть и потенциальная) нарушения сложившейся идиллической внутриавстрийской гармонии. Надо сказать, что даже в самые сложные периоды «холодной войны», СССР и США не покушались на австрийский нейтралитет.


Нетипичные немцы
Как считают аналитики Европейской Правды, для понимания сегодняшних сдвигов в политической жизни Австрии, надо, хотя бы в двух словах, описать ту несущую конструкцию «внутриавстрийской гармонии», о которой было сказано выше. Ее краеугольным камнем являлся сугубо внутренний – национальный компромисс между трудом и капиталом, сложившийся в результате двух первых послевоенных десятилетий. Для того чтобы его понять, лучше всего обратиться к доктрине социальной рыночной экономики, ставшей путеводной звездой для ФРГ в те же десятилетия.
Австрийцы не копировали немецкую модель. Вообще, сколь ни будь выраженного обсуждения концепции, по которой следовало строить будущее, в Австрии не было. Но совпадение в стратегии движения страны вперед с немецким видением будущего, оказалось более чем заметно. Это совпадение не ограничивалось лишь сферой идей. Оно обнаруживалось и в политической структуре общества, где одним из ключевых игроков национального политического поля стала Австрийская народная партия, столь похожая на немецкую ХДС, что позволило многим политологам указывать на нее, как типичный пример пангерманистской политической структуры. Но и австрийская социал-демократия не очень далеко ушла от германской, как по своим программным целям, так и «весу» в политических делах страны.
С известной долей упрощения можно сказать, что в Австрии властями был сделан выбор в пользу набиравшей тогда популярность в Европе модели корпоративистской модели организации социума, с присущей ей принципом профессиональной солидарности, делавшим влияние профсоюзов на политику очень заметным. В экономической же сфере контуры этого корпоративизма явно были скопированы с немецкой модели в том ее виде, какой она приняла после реформ Людвига Эрхарда.
Такие каналы влияния обеспечили Австрии гармонизацию экономической и социальных сфер общества, что в более простом изложении означает, приемлемое для всех перераспределение национального богатства. Наверное, поэтому австрийцам и сегодня надо объяснять, кто такие олигархи и как они могут возникнуть в центре Европы.

Ключевые игроки на национальном политическом поле
Сложившаяся политическая структура идеально соответствовала такому типу организации ключевых сфер жизни общества. С одной стороны, местные социал-демократы – сильные поддержкой населения и неоднократно формировавшие правительство страны. Как и их немецкие собратья по политической ориентации, австрийцы эсдеки принципиальны и даже в самые сложные моменты истории страны, не забывали, что принципы важнее постов в кабинете министров. С другой стороны, их уравновешивала, уже упомянутая, Австрийская народная партия, которая вечно дрейфовала в пределах электоральных предпочтений избирателей, которых не назовешь наемными работниками в сфере производства.
Для полноты описания политической системы Австрии следует указать и третьего «кита», на котором она покоится – это Австрийская партия свободы. Так бывает, что для того чтобы система функционировала хорошо, нужен несистемный радикал, вынуждающий основных участников держать себя в необходимом тонусе. Именно такую роль и играет АПС с 80-х годов, когда к рулю партии пришел Йорг Хайдер, сумевший привести ее ко второму результату на парламентских выборах 1999 года. За этим последовало неприкрытое давление почти всех стран Европы на Австрию, фактически парализовавшее создание полноценной коалиции с участием АПС. Но факт остается фактом: это был первый сигнал брожения австрийского электората, смутно осознавшего последствия ранее сделанного выбора в пользу евроинтеграции.

Европейское разочарование
Австрийская идиллия оказалась под угрозой с вступлением страны в ЕС. Это может показаться странным, тем более, что курс на вхождение в Союз получил широкую поддержку в Австрии (в 1995 году ее обеспечило 2/3 населения страны), но мина под привычную жизнь была подведена. Ее взрыватель был понятен изначально – это неизбежное приведение сложившихся принципов организации жизни к общеевропейским стандартам, заложенным в тех или иных направлениях политики Евросоюза. Это не какой-то чисто австрийский феномен. Это проблема, которая уже аукнулась всем. Так или иначе, но все сегодняшние протесты в ЕС связаны именно с данной проблемой – перестройкой различных сфер жизни европейских стран под единый стандарт. Как тут не вспомнить английских консерваторов, вопрошавших еще на заре, уже английского, членства в ЕС – это что же, в Брюсселе будут решать, как нам жить?
Кстати, сегодня этот вопрос задают не только англичане.
15 октября, выбирая нижнюю палату парламента (палата Национального совета), австрийцы сделали еще один, и на этот раз, гораздо более болезненный для объединенной Европы выбор. Они отдали пальму первенства Австрийской народной партии, собравшей на выборах почти 32% голосов избирателей (при 80% явке избирателей). Комментируя это событие, европейские СМИ сосредотачиваются в основном на двух моментах: во-первых, партию к победе привел 31-летний Себастиан Курц, который, похоже, если возглавит правительство, станет самым молодым лидером европейского государства. Во-вторых, нынешняя АНП руководствуется ярко выраженной консервативной, если не сказать – националистической, идеологией.
Тут следует сделать небольшое отступление, обратив внимание читателя на то, что сами выборы освещало беспрецедентно большое число иностранных корреспондентов. Более 900 человек информировало своих читателей о том, что происходит в Вене. Это ли не лучшее свидетельство важности выбора австрийцев для европейского будущего?

АВСТРИЯ ВЫБРАЛА ПАРЛАМЕНТ. КТО БУДЕТ ПРИНИМАТЬ АНАЛЬГИН?


Победители
Нельзя сказать, что Курц «ворвался» в австрийскую политику. Отнюдь. Австрийские аналитики, наоборот, говорят о том, что он один из опытнейших политиков в последнем коалиционном кабинете министров Австрии, где он занимал пост министра иностранных дел и отвечал за вопросы интеграции. Успел он себя проявить и в надгосударственных структурах, председательствуя в ОБСЕ.
Проявив недюжинный талант, он сумел впечатлить избирателя умеренностью во всем, что касается трех ключевых проблем, волнующих сегодня австрийцев: безопасность, миграция и радикализация уже существующих мусульманских общин. По всем этим пунктам он провел партию к победе, идеально соединив желание электората видеть свою страну открытой миру и, в то же время, закрытой для угроз извне. Его риторика: Австрия – это не проходной двор, где каждый может разбить свой шатер лишь только потому, что этого кому-то захотелось. Миграционные квоты должны соответствовать возможностям государства наладить полноценную интеграцию мигрантов в австрийское общество. В противном случае – мигранты окажутся на содержании всех тех, кто честно работает и платит налоги.

Для подтверждения этих положений, Курц даже лично профинансировал социологическое исследование, демонстрирующее, что при существующем порядке вещей (то есть массовом въезде в страну), мигранты оказываются во власти мечетей, отнюдь не заинтересованных в интеграции новоприбывших в австрийский социум. Интеграции, которая включает мигрантов в гражданское общество, а не превращает их лишь в прихожан мечети.
Программа Курца и его партии не сильно отличается, по рассматриваемым вопросам, от заявленных перед выборами целей АПС. Эта, некогда нашумевшая своей правизной партия, не просто набрала третий результат на выборах в парламент, но и потеряла часть своего электората, увидевшего у Курца просто более внятное изложение тех опасений, которое бросило людей в объятия Партии свободы. Австрийские «свободовцы» еще за месяц до выборов были фаворитами предвыборной гонки, «раскатывая» своей критикой оппонентов, которые, по их мнению, не отдавали должного отчета в той опасности, перед которой оказалась Австрия.

Пожалуй, лишь в критике Меркель и остроте обвинений в ее адрес, они, в конечном счете, опережали «народника» Курца. Хотя, конечно, Курц за словом в карман не лез, характеризуя канцлера соседней страны.
Надо сказать, что ореол правого радикализма АПС пугает за пределами Австрии гораздо больше, чем ее избирателей. Австрийцы активнейшим образом поддержали в прошлом году притязание ее кандидата на пост президента республики. Тогда лишь во втором туре исход выборов решился в пользу бывшего «зеленого» Ван дер Беллена. Но факт остается фактом - Норберт Хофер, представлявший партию на выборах, набрал чуть более 35% голосов в первом туре и 49,7% - во втором. Последовал скандал, разбирательства, обнаружились нарушения с последующими перевыборами. И хотя они подтвердили факт поражения кандидата от «Свободы», но они же и дали понять, что у правых есть многочисленный и устойчивый электорат.
Либералы не вынесли уроков из прошлогодней ситуации, сосредоточившись, как всегда, на негодовании правым уклоном в общественном мнении. Как бы там ни было, но правильных выводов сделано не было. И вот, 15 октября АПС «берет» на выборах 26% голосов. Уступив всего лишь 0,9% местным социал-демократам, они формально превращаются в третью политическую силу страны. В перерасчете на места в парламенте, ситуация выглядит еще более рельефно, зримо отражая позитивную для правых динамику. Теперь АНП и АПС имеют, соответственно, на 15 и 11 парламентских мандатов больше, чем в Национальном совете прошлого созыва. Это явный успех. Особенно, на фоне того кризиса, который поразил местных «зеленых» (получивших 3,76% голосов, вместо 12,4% на прошлых выборах) и неизменного результата социал-демократов.
Но это формальная сторона вопроса. Учитывая же сходство АПС с АНП по целому ряду вопросов и неизбежность поиска межпартийных союзов на этом поле, можно смело отдать им второе место по влиянию в стране. Более того, учитывая изменившуюся расстановку сил в Европе, Брюссель уже не сможет применить те рычаги, с помощью которых он убирал с австрийского небосвода «Свободу» во времена Хайдера. Теперь Брюсселю впору защищаться от его единомышленников в штаб-квартире ЕС.

Проигравшие
Тут, пожалуй, самое время сказать об упомянутых выше «либералах». Но именно – пару, поскольку центра, который бы их объединил и придал четко выраженную позицию в политике Австрии, нет. Наверное, в силу этого, в Австрии не так четко просматривается граница между теми, кого везде называют «либералами» и «левыми». Благодаря особенностям местной социал-демократии и используя терминологию одного видного политика прошлого, можно говорить о либеральной левизне, как сущностной характеристике фланга, противостоящего в Австрии правым.
Это очень разномастная среда, объединяющаяся, главным образом, вокруг собственных страхов перед стремительно набирающим вес национализмом и ориентированных на всемерную интеграцию в ЕС. Причем, здесь для них главный ориентир – Берлин. С этим связаны все их преимущества и провалы. Дело в том, что времена, когда политический вес Меркель не подвергался сомнению, а сама Германия воплощала собою эдакий ледокол, дробящий торосы евроскептиков, ушли безвозвратно в прошлое. Сегодня иная повестка дня, когда следует ждать не поддержки от западногерманского канцлера, а идти к нему на выручку.

Но австрийские либералы (отнесем к ним местных эсдеков и то, что осталось от «зеленых», вообще, не преодолевших четырехпроцентный парламентский порог) дезорганизованы своими электоральными поражениями. Им впору думать не о широких жестах поддержки, а о том, насколько это отпугнет от них тех, кто еще голосует за них. И это не говоря уже о том, что исходя из чисто количественных параметров, австрийские союзники Ангелы Меркель, просто не смогут подставить ей свое плечо. Единственное, что им остается – это критиковать правых, попрекая их популизмом и навешивая на них всевозможные ярлыки, пытаясь привить электорату впечатление, что там есть ультраправые, умеренно правые и экстремисты. Последняя группа, вообще, впечатляет. В некоторых странах новой демократии, расположенных восточнее Вены, эти «ультра» сошли бы за очень уж рафинированных демократов.
Кстати, включились в эту игру и соседние немцы, всячески подогревая ситуацию сравнениями австрийских правых с нацистами из собственной истории. Дальше всех здесь зашло немецкое сатирическое издание «Titanic» умудрившееся разместить в своем Twitter твит, где Курц изображен с наведенным на левую часть его груди прицелом снайперской винтовки. Сделанное венчала надпись: «Наконец, можно убить маленького Гитлера». Конечно, возник большой скандал, интересный сам по себе уже тем, как либерально настроенные круги начали рассуждать на тему – имел ли право журнал так ставить вопрос и был ли в этом факт подстрекательства к убийству. Но разве такой скандал противоречит целям тех, кто пытался опорочить Курца? Ни в коем случае. Ведь это их реклама. Реклама либералов, для которых истинный либерализм уже не имеет никакого значения. Важно лишь отрицание всего, что связано с современным консерватизмом. Впрочем, это особая тема и вряд ли ее стоит обсуждать на фоне австрийской повестки дня. Для это есть более вопиющие примеры. Вероятно, как-нибудь об этом будет сказано специально.

АВСТРИЯ ВЫБРАЛА ПАРЛАМЕНТ. КТО БУДЕТ ПРИНИМАТЬ АНАЛЬГИН?


Чем грозят Евросоюзу австрийские правые
Конечно, австрийский успех правых не может угрожать ни Евросоюзу, ни Берлину. Страна с 8,5 млн. населения, явно не может считаться даже средней по своему потенциалу и влиянию на общеевропейские процессы. Но это, если ставить во главу угла лишь количественные факторы, игнорируя общеизвестные экономистам эффекты, возникающие от кооперационных связей. Иначе говоря – очень важен контекст и фон австрийских выборов.
Вот этот фон и таит в себе массу сюрпризов для тех, кто связал свою политическую судьбу с политикой открытых дверей для мигрантов. Новое правительство Австрии практически идеально вписывается своими предвыборными обещаниями в тот протест, который исходит от восточноевропейского крыла Евросоюза. Польша, Венгрия, Чехия и Словакия выступают не просто против упомянутой активности, а день ото дня наращивают сопротивление Берлину. Эксперты уже обратили внимание на схожесть целей победивших австрийских правых со стратегией Вышеградской группы. У Курца находят много общего с венгерским премьером Виктором Орбаном, который в Берлине вызывает уже не только глухое раздражение. Некоторые западные СМИ успели на этот счет пройтись в том духе, что на Востоке запахло новой Австро-Венгрией.

Определенно можно ожидать, что оппортунизм восточноевропейских стран по такому ключевому вопросу для сегодняшней Европы, как миграционная политика, лишь возрастет. Здесь нет ничего сверхъестественного. Лишь логика войны – Брюсселю явно не удалось обуздать Польшу в ее противодействии планам солидарного размещения беженцев по всей территории ЕС. Взяв в карьер, Брюссель и Берлин сегодня явно дали задний ход, прекратив разговоры о санкциях против Варшавы. Это поражение дорого обойдется им всем. Поляки не просто выстояли. Они показали, что могут говорить на равных с ключевыми игроками единой Европы. Так что, австрийцы не одиноки. Им есть к кому примкнуть и с кем образовывать союзы.
На этом фоне заявления Меркель о том, что у нее и Берлина нет принципиальных расхождений с Курцем и Веной, выглядят несколько наигранными. Достаточно вспомнить причину, из-за которой австрийцы 15 октября досрочно (срок полномочий уже предшествующего парламента истекал осенью следующего года) отправились к избирательным урнам. Эта причина – распад правящей коалиции, окончательно оформленный в мае этого года. В свою очередь, данный распад стал следствием кардинального обострения противоречий между коалициантами именно на почве оценок миграционной политики. Предвыборные «замеры» общественного мнения показывали, что 38% австрийцев среди всех проблем, по своей остроте, ставили на первое место миграцию. Она раздражала электорат намного больше, чем следующая за ней в списке неудовлетворенность эффективностью системы образования и налогообложение.
Так что переформатирование австрийского парламента и правительства – это прямое следствие несогласия с тем, от чего Меркель отказываться не желает.
Неубедительно выглядит и ее попытка обнаружить принципиальную разницу между австрийскими правыми и их потенциальными союзниками в восточноевропейских странах в том, что Австрия уже приняла беженцев и, в перерасчете на душу населения, даже больше, чем Германия. Кажется, в Берлине не желают замечать, что, будучи на посту министра иностранных дел, Курц резко критиковал Меркель и ее правительство именно в вопросах миграции, неоднократно призывая ЕС закрыть так называемый «Балканский путь» (по которому мигранты с Ближнего Востока попадают в Европу). А уж сколько добрых слов им было сказано в адрес Виктора Орбана за решительное противодействие этой миграции…
Есть еще один пункт, по которому у Берлина и послевыборной Вены могут разгореться страсти. Дело в том, что австрийские правые не скрывают своего отрицательного отношения к антироссийским санкциям ЕС. Их противники частенько называют АПС и АНП «друзьями Путина», желая так подчеркнуть опасность этих партий для общего солидарного курса Евросоюза в отношении России. Надо сказать, что правые неоднократно давали повод сторонникам этого курса беспокоиться. Стоит вспомнить, что наблюдатели от АПС присутствовали в Крыму во время референдума в марте 2014 года. Да и их связи с «Единой Россией», иначе как устойчивыми, не назовешь.

Вполне вероятно, что именно Австрия, в лице нового правительства, и сделает первый шаг к отмене европейских санкций, вынеся вопрос об этом на уровень обсуждения общеевропейских структур.


Европейская Правда
Просмотров: 196
  •    

Мы в социальных сетях:    Twitter    FaceBook    Google+
Добавить комментарий








При полном или частичном воспроизведении материалов прямая гиперссылка на сайт www.europravda.com.ua обязательна. Редакция не всегда разделяет мнения публикуемых материалов и не несет ответственности за достоверность и правдивость размещенной информации взятой с открытых источников. В случае необходимости использования текстовых, фото, графических, информационно-графических, видео, аудио и иных размещенных материалов, права на которые принадлежат третьим лицам, необходимо обращаться непосредственно к правообладателям. Если Вы являетесь автором материала или обладателем авторских прав на него и против его использования на сайте europravda.com.ua, пожалуйста свяжитесь с нами. Сайт не рекомендуется для чтения лицам младше + 18 лет. Редакция сайта открыта для сотрудничества, новых идей и предложений. Для связи с нами, пожалуйста используйте форму обратной связи.